Очередной отпуск в Москве подходил к концу, и я решил съездить к отцу Поликарпу, только я не был уверен, жив он 

ещё или уже нет?

Сергей сказал: «Если он умер, то найди его могилу и просто постой рядом». Я спросил: «Если он умер, тогда какой смысл?» Сергей ответил: «Потому что для человека, как отец Поликарп, нет разницы − живой он или умер».

Я взял с собой жену, сестру жены, и мы поехали. Церковь была закрыта, и мы поехали к отцу Поликарпу домой. Вышел его сын и сказал, что отец умер, чуть больше года прошло. А где его похоронили? За церковью могила. Молебен о болящих в данный момент читают три отца, запишите их адреса.

Пошли на могилу к отцу Поликарпу, постояли, у меня слёзы на глазах.

Полетел на работу, ежедневные практики: латаиф, выражение, зикр.

Прихожу утром в столовую, как всегда, ем яичницу. Поднимаю голову, напротив меня сидит Николай, и у меня челюсть отваливается − ему же сто лет! Смотрю вокруг, прихожу в ужас: везде манекены, и все они почти мертвы!

«Уважаемый Руслан, не могли бы вы прояснить, что это означает?» «Константин, с того уровня вибраций, на котором ты сейчас находишься, они кажутся мёртвыми, а когда ты вернешься в своё нормальное состояние, они снова станут казаться нормальными людьми».

Вечером я пришёл домой и написал вот это:

Да, у меня с утра сегодня состояние такое...

Что-то произошло, что из обычного  

      состояния меня смыло

Захожу утром в столовую на завтрак

И ужасаюсь тому, что нахожусь я в Мире теней

Все спят крепким сном и, типа, принимают пищу

Все вокруг − зомби, или как будто  

      обколотые наркотой

Все спят и, типа, принимают пищу

При этом что-то бубнят почти все

Половина разговаривает по мобильному

Другая половина что-то рассказывает про новости

Декорации такие говорящие и выглядят как тени Многие из декораций достаточно шумные

И это вот называется «НОРМАЛЬНЫЕ люди»

Не знаю я: как жить мне теперь  

      среди этих всех декораций

Эти декорации не только здесь Они всюду и везде...

Просто раньше я этого всего не видел

Потому, что я сам был одним из таких вот теней

А теперь вот, всё изменилось

И я не знаю, как мне жить теперь  

      одному среди теней

Но, я по-прежнему не унываю Продолжаю выполнять План...

Прилетаю в Москву и мне необходимо получить новый загранпаспорт. А я не могу попасть в паспортный стол, потому что он закрыт. На второй день еду, он открыт, но там такая толпа, что не попадёшь. Нужно сходить за какой-то бумажкой в ЖЭК − закрыто. Закрыто всё, куда бы я ни пошёл. Сам я в каком-то ужасном состоянии нахожусь, страх прёт из меня как из ведра, тюрьма вспомнилась и зона, и всё остальное.

Звоню Руслану, он говорит, что это стадия такая, тьма на меня напала. И тьма эта − не чья-нибудь, а моя собственная, потому что всю жизнь я качал свою энергию в тьму. Моя тьма не хочет меня отпускать и сопротивляется, потому что ей без меня скучно будет. Сказал, что нужно купить герберы и дома поставить, они тьму разгоняют, и пару дней никуда не выходить.

Лёг я спать на матрас, лежу на полу возле батареи, не спится, думаю, чем просто так лежать, может, латаиф начать выполнять?

Выполняю латаиф и проваливаюсь совсем в другой мир. Этот мир очень яркий, красочный и шикарный. Какие-то люди идут в чёрных шляпах с кисточками, как у профессоров в Кембридже, наверху шляпы − квадрат и кисточки с него свисают. Я за ними пошёл в какой-то класс. Женщина говорит, мы − суфии, будем тебя учить, садись и слушай внимательно. Я сел и ни хрена не слышу, потому что всё, что они говорят превращается в гудки, «пи-пи-пи». Я на уши показываю, типа «не слышу я вас».

Класс пропадает и появляется концертный зал на открытом воздухе. Я сижу на скамейке в этом зале, а внизу представление идёт, кто-то ходит, прыгает, типа акробатика, и музыка играет настолько шикарная, что я понимаю: на Земле такой нет, и я никогда не слышал ничего подобного. Тут, слева от меня, мужик появляется и начинает колотить меня по носу. Нос-то после операции, больно, страшно и кровь идёт. Я этому мужику левым локтем в морду треснул, и он пропал. Появляются люди впереди и как бы висят в воздухе. Я понимаю, что они спрашивают, за что я его треснул. Я беру нос правой рукой, вытираю и показываю кровь, видите?

Всё пропадает, и я стою возле болота, запах от него мерзкий. Позади меня стена, впереди − это болото, и через него доска перекинута. Я понимаю, что мне нужно идти вперёд, по доске, и иду. Доска прогибается, жижа вонючая из болота в туфли попадает. Думаю, хрен с ними, скоро уже приду. Впереди на доске мужик стоит, не пропускает меня и сам не идёт, сзади другой мужик меня толкает, толкает, достал уже. Я переднего пихнул в бок, с доски в болото сбросил, заднему правым локтем треснул, он тоже слетел с доски. Оказался я на площадке, где заканчивается болото.

Ко мне спиной мужик стоит, поворачивается и головой так кивает − типа, чего тебе? Я беру, нос правой рукой вытираю и показываю ему кровь. Мужик усмехнулся, поворачивается ко мне боком, возле него огромная деревянная бочка появляется, на ней надпись «КРОВЬ». Он начинает кровь из бочки пить и медленно опускается на спину вместе с бочкой. Два мужика по бокам от него появляются и поддерживают его, чтобы он не упал.

Я просыпаюсь, оказывается, лежу на своём матрасе возле батареи и ни хрена не понимаю, что это было? Уже раннее утро, у меня состояние прекрасное, так не бывает! Понимаю, что теперь у меня везде зелёный свет.

Еду в паспортный стол, никого нет. Красивая дама дверь открывает, говорит: «Садитесь вот здесь, давайте документы». Что-то пишет и говорит: «У вас ошибки в документах». Я думаю: «Ну всё, теперь снова всё делать придется». «Не волнуйтесь, − говорит, − я сейчас всё исправлю. Всё, прилетайте со своего проекта и приходите новый загранпаспорт получать».

Иду в ЖЭК, куда там ещё надо было идти, всё решаю запросто.

Поехал утром к отцу Поликарпу, постоял возле могилы.

Поехал в Тверь, рассказываю Руслану про суфиев и про бочку крови. Руслан отвечает, что это называется «духовное переживание».

«Первое: с тобой хотят поговорить, а ты не слышишь, «пи-пи-пи», то есть ты слов не понимаешь, значит надо тебе показать, такой суфийский подход.

Второе: мужик тебя бьёт по носу, это страх боли, надо с ним работать.

Третье: болото вонючее − это твоя жизнь. По узкой доске надо идти, это − Путь, а ты агрессию проявляешь, надо с ней работать.

Четвертое: ты этому мужику кровь показываешь, это − жалость к себе. Он усмехнулся и тебе ответил, что пока ты вот сюда доберёшься, где я нахожусь, ты вот такую бочку крови отдашь».

Договорились с Русланом теперь каждую неделю по скайпу общаться, что бы он видел мое состояние и вовремя мог его корректировать.

Если у меня и оставались ещё какие-то сомнения, то теперь их не было.

Начал читать поэмы суфиев: Руми, Аттар, Фирдоуси, Низами.

Понял, что раньше я просто поэмы читал, а теперь я вижу, как события происходили. Идёт Меджнун к своей Лейли, весь оборванный, грязный, еле живой, и звери бредут за ним, охраняют. Или шейх Санаан валяется под окном христианки. «Люблю тебя, − говорит, − так, что жить без тебя не могу», а она ему отвечает, типа: «Зуннар повяжи, вина выпей и иди свиней пасти, а через год посмотрим, как я ещё над тобой поиздеваюсь, найду новый способ».

Влюбился я по уши в Веру, сестру жены. Она мне и раньше нравилась, но не до такой же степени! Начал стихи сочинять, письма каждый день писать, ревность меня задолбала. Не то, чтобы мне так важно, что там общество подумает, плевать мне на всё это, но дело в том, что на хрен я ей не нужен, зачем же мне её любить?

Руслан дал практику − работа с такими штуками, как страх физической боли, чувство стыда, отвращение, ревность, зависть и отупение.

Ревность я победил, и стало проще, но я был не уверен, что будет, когда я увижу Веру? Ладно, посмотрим: что будет, то и будет.

Перед отпуском мы с Русланом по скайпу общались, и он сказал, чтобы я ничего больше не делал, потому, что у меня теперь открылся уровень подавленных желаний, а это, как говорится, тушите свет.

За пару дней до отпуска я написал вот этот стих:

И вот, скоро снова в отпуск пора, Вахта прошла в один миг, как игра.

Мудрый ЗИКР крутился и ХУ пролетало, Осознанность яркая скоро настала.

Умерло злобное чувство вины,

Страх боли угас, ревность и сны.

И ощутил я другим этот Мир!

В нём всё наполнено смыслом иным!

Всё в нём чудесно, шикарно и ясно!

Ты в нём прекрасная, дивная сказка!

Скоро уйду я в иной Мир дверей, Скоро и Ты ускользнёшь в Мир теней.

Не смог до Тебя достучаться, пытался, Старался, в итоге один я остался.

Ароматные яблоки буду срывать,

Красивые, добрые книжки читать,

Музыка пусть волшебно играет,

Льётся вино, жизнь в душе расцветает!

Прилетел в Москву и начал как сумасшедший всё покупать, диски и книги сотнями, жене вещи разные, ни перед чем не останавливался, когда миллион потратил, более-менее успокоился.

Поехали мы с женой в гости к Вере, зашли в квартиру. Вера встретила, чай попили, ничего особенного со мной не происходит. Посидел на кухне, решил в машине подождать, зикр почитал минут десять.

Песня у меня в машине играла на стихи Вертинского, что-то там про кандальников. Я ехал и наслаждался, музыка играла во всем теле, я чувствовал настоящую свободу и неописуемый восторг. Приехал домой, ту же песню включил на ноутбуке, наушники одел и ни хрена нет восторга. Спросил Руслана, в чём тут суть? Он ответил, что музыка в машине или в колонках ощущается вторым телом, эфирным, а в наушниках только умом. Различие такое же, как, например, в бассейне купаться или в уши воды налить.

Читаю «Новая Модель Вселенной», автор П.Д . Успенский. Он пишет, что его ученики пытались выполнять практику «Внутренняя сердечная молитва», которая описана в книге «Откровенные рассказы странника духовному своему отцу», и ни у кого из учеников эта практика не пошла, потому что в описании не хватает какого-то ключа.

Я нашёл эту книгу про странника, прочитал и начал практику выполнять, только молитву другую составил. Она через какое-то время прекрасно заработала. Теперь она сама по себе включается и работает, если я встаю и иду куда-нибудь. Например, сижу я и работаю за компьютером, встаю и иду курить, молитва сразу же сама в Сердце включается. Ощущения в теле замечательные, самая близкая аналогия, как состояние перед оргазмом.

Был конец декабря, прошло чуть больше года практик, я был в отпуске. Руслан сказал, чтобы завтра я приехал в Тверь пораньше, и он мне сделает посвящение. Потом по традиции мы выпьем арманьяк и я в Твери заночую в домике.

Жена приготовила мне в дорогу пирожки, и я решил лечь спать пораньше, что бы выехать в Тверь часов в 10 утра, погода стояла прекрасная.

Жена в то время была беременна второй раз. Я смотрю и ничего не понимаю, её раздувает как шар. 

Пять минут назад всё было хорошо, а теперь такое впечатление, что она вот-вот лопнет! Я звоню матери − что делать? Вызываю скорую помощь и жену увозят в больницу.

Утром мне надо в больницу, привезти жене самое необходимое, хрен знает, гда эта больница, где этот корпус? На улице валит снег, дороги заметены, везде аварии, ехать быстро не получается, плетусь 10 км в час. Часа два я потратил только на то, чтобы с больницей разобраться. Еду в Тверь, везде всё то же самое, снег, ветер и аварии, я приехал вечером, часов в 11. Смотрю на всех, а они сидят и как будто знают, что я опоздаю.

Руслан сказал, что это обычное явление, называется оно сопротивление среды. Среда не хочет, чтобы я получил посвящение, а мне необходимо делать сверхусилие. 

Я получил посвящение и серебряный медальон.

Прилетаю на проект, начинаю выполнять мистические практики, они мне больше по душе, чем духовные. Меня прёт во все стороны, энергии очень много и понимание на разные темы приходит как бы само по себе.

Руми пишет, что один педераст пассивный носил на поясе кинжал. Содомит у него спросил во время, когда они предавались содомскому греху: «Что это за кинжал?» Отвечал тот: «Он для того, чтобы если кто-нибудь против меня плохое замыслит − я распорол ему этим кинжалом живот!» Содомит двигался на нём взад и вперёд, и говорил: «Слава Аллаху, что я против тебя плохого не замышляю!»

Так вот, прихожу я в столовую и до меня доходит, что напротив меня сидит один большой начальник, который последняя сволочь, и у него очки крутые, может, за тысячу долларов − чем не кинжал, про который Руми пишет?

Новый проект начинался, и по традиции Казахстана нужно было барана зарезать, чтобы дать успешное начало. Привозят барана, стоим и ждём, пока приедет имам и его зарежет. На улице снег, ветер, сырость, стоять и ждать холодно, но деваться некуда, большое начальство кругом, не уйдешь. Внезапно я чувствую, как у меня сердце начинает колотиться − что случилось? Оказывается, что имам приехал и идёт к нам. Он посмотрел на меня, ничего не сказал, пошёл и зарезал барана.

Руслан потом объяснил, что этот имам делает мистические практики и, может быть, читает зикр. Он меня тоже сердцем почувствовал, а не сказал ничего, потому что у него миссия была − барана резать.

Прихожу как-то на работу в субботу, после обеда, и смотрю − в почтовом ящике одно письмо. Мне в понедельник в отпуск лететь, думаю, хорошо, что мозги никто не выносит, письмо-то всего одно. Открываю его, написано, что я уволен. Звонят из отдела кадров: приходите, подпишите бумаги.

Поехал домой, а куда деваться? Лечу в самолёте и думаю: работа в самом разгаре, сварки полно, аттестации технологий сварки никто, кроме меня, не знает, как проводить − но, тем не менее, меня уволили.

Ситуацию эту с увольнением я никак не мог принять. Руслан дал практику на принятие. Сижу дома на балконе, не принимаю и принять не могу, потому что как? Прошёл месяц, я сижу на том же балконе и думаю: «А почему я не принимаю-то? Денег у меня хватит месяцев на восемь, за это время я другую работу найду, лучше этой. Наслаждайся свободой, пей пиво!»

Как только я принял ситуацию, так мне сразу с работы стали звонить, типа: «Не подумали, уволили, извиняемся, возвращайтесь, работать некому».

Потом я узнал, что это − необходимый этап на Пути. Или работу меняют, то есть, человеку полностью меняют жизнь, или, как в моём случае, увольняют с работы на время, чтобы человек что-то смог понять и переосмыслить.

Моё эго, которое до увольнения было ещё достаточно крепким, треснуло, пошаталось и рассыпалось. Теперь я никого на хер не посылаю, только в самом крайнем случае, а раньше всех посылал и без всякого разбора.

Начальник меня достал, такая сволочь, кинжала ему только не хватало или очков за тысячу долларов. Я не знал, что делать, может самому пора увольняться? Выполнял я практику «Выражение» в воскресенье, а начальник этот лезет и лезет в моем воображении, достал меня. Я взял его и сжёг, пламя из вулкана послал на него, сгори уже, гад, и мистическим знаком пепел смёл. Прихожу в понедельник на работу, а его увольняют с треском, ещё один сгорел на работе и улетел в Италию!

Потом Адилет мне говорит, типа, нельзя магию применять в личных целях. Руслана спрашиваю, он отвечает, что в двух случаях можно: когда угрожают лично мне или моей семье, и когда мешают духовной работе. Начальник мне угрожал и духовной работе мешал, так что сжёг я его правильно и законно.

Жена тройняшек родила, я сижу в своей однушке, на балконе, как всегда, и думаю, что пора бы из этой однушки переехать в трёшку, потому что жить стало невозможно, шум, крик, бардак везде, но как переехать-то? Кредит мне никто не даст, так как я в Казахстане работаю и вообще я не знаю, как это оформляется. Жене тоже кредит никто не даст − она в библиотеке раньше работала и зарплата у неё смешная.

Да ладно, думаю, как-нибудь само всё решится, пойду я к стоматологу. Выхожу от врача на улицу, челюсть отваливается, курю и меня накрывает: «Зайди в ту дверь, в агенство недвижимости, там тётка сидит, и она все твои вопросы решит». Захожу, там пять мужиков сидит и тётка − понятно, я к ней.

К настоящему моменту ремонт в этой трёшке закончился, и я туда уже переселился. Дом, где эта трёшка находится, стоит через один дом от дома, где моя мать живёт. В общем, всё сложилось самым удобным образом.

Сижу у себя на балконе в Москве, в одной руке сигарета, в другой бокал с коньяком. Только я сигарету подкурил и только хотел коньяк выпить, как мне мысль приходит: а что было бы, если бы я тогда с крыши сбросился? Тут меня накрывает, и я пропадаю из этого мира и попадаю в другой.

Вижу: я недавно родился, совсем ещё маленький, и сижу на руках у какой-то толстой бабы. Она меня к своей сиське толкает, а у меня никакого выхода нет. Телевизор на всю комнату орёт, какая-то программа идёт, типа, викторина, мебель дешёвая в комнате, скоро развалится, и баба эта по мобильному телефону разговаривает без конца про всякую фигню.

Если, к примеру, взять за плюс 10 баллов какую-то ситуацию и за минус 10 − какую-то другую, то место, где я опять родился, как раз и будет минус 10, хуже просто придумать трудно. Долго она болтает, долго меня кормит, я устал от неё.

Вернулся я в этот мир на свой балкончик. Коньяк залпом выпил, на сигарету смотрю, а от неё даже один миллиметр ещё не успел сгореть за время моего отсутствия. Выхожу, смотрю на жену, на мебель, на мою ситуацию − пусть и не плюс 10 баллов, но на плюс 8 точно потянет, а главное, я сам здесь что-то делать и решать могу.

 

Много ещё чего интересного было, всё не напишешь, потому что на Пути каждый день происходит чтото новое и никогда не повторяется.