Суфийская школа «Духовные и Мистические Практики»

 ПРЕДСТАВЛЯЕТ 

 Суфийская школа «Восходящий Поток»

 Автор: Белый Шум

   

Стучите, и откроют вам.
Мф. 7:7

 Бог умер.
Ф. Ницше

С точки зрения монотеистов, вера начинается со Страха Божьего и сопровождается запретами и добровольными ограничениями. Путь, как говорят мистики, начинается с Доверия Господу и проводнику к Нему – в лице Мастера – и сопровождается восхождением Любви в Сердце. Противоречие столь явное, что дальше, вроде бы, некуда. В одном случае страх толкает к Богу, в другом – закрывает от него. Соединение внешне противоречивых вещей, внутренне действующих совместно, часто оказывается ключом к выходу на новый уровень восприятия истины, так попробуем рассмотреть Страх Божий как такой ключ, открывающий тайны приближения к Господу нашему.

Первая заповедь каббалистов, согласно их главному канону «Зоар», называется «страх Творца», и является началом знания, основой и источником всех остальных заповедей Торы, заповедью, на которой стоит весь мир. И оговаривается, что это не страх наказания, в этом мире или ином, а неизбежный и прямой страх ничтожества, то есть человека перед воспринятым безмерным величием Творца. Чтобы не путаться, назовем этот истинный страх «трепетом», без которого невозможно никакое взаимодействие с Богом. Человек обязан все внимание своего Сердца отдать постижению истинного страха, но в «Зоаре» особо оговаривается, что тайна Страха Божьего тут не будет раскрыта, чтобы не лишать страха грешников, для которых наказание – необходимое средство исправления.

Этот запрет в наше время не актуален, поскольку Страх Божий ушел из мира людей вместе с господством веры, так что можно раскрывать многие тайны, бывшие в мире Традиции под запретом. История грехопадения Адама и Евы образно описывает процесс превращения трепета в присутствии Господа в страх наказания при Его фактическом уже отсутствии в восприятии человека:

Самовольное действие человека (не считающегося с волей Бога) рождает добро и зло, правильность и неправильность, изъян как часть всего (все это в глазах вкусившего знания от древа познания добра и зла Адама).

Изъян и ошибки в действиях приводят к стыду за себя (увидели себя нагими), к пониманию последствий нарушения воли Создателя, к чувству вины, угрызениям совести и страху наказания.

Устыдившись и испугавшись, Адам и Ева сокрылись от лица Господа, то есть спрятали свою совесть, чувство вины и самого Господа от себя (поскольку спрятаться от Бога невозможно), то есть отделились от него, как отделяются одеялом от ночных страхов.

Отделение от Господа порождает пустоту, расщепление истины и возможность лжи. Бог впервые взывает к человеку, отвернувшемуся от него. Но вместо раскаяния за содеянное Адам лжет Богу, с которым у него уже потеряна связь (наличие связи раньше ему этого бы не позволило), лжет, перекладывая ответственность на самого Бога и Еву, а та – на змия (по образцу змия, искажая полноту истины, утаивая часть правды).

Господу не остается ничего иного, как изгнать человека из рая, дабы исключить увековечение искажения (вкушением от Древа Жизни) и ввести наказание как средство насильственного (для начала внешнего) исправления.

Так человек стал жить в страхе наказания, а Страх Божий хотя бы в такой форме стал залогом не до конца утраченной связи с Господом.

Христианская религия была призвана его основателями удерживать (катехон) народ в Страхе Божьем, чтобы сохранить возможность связи с Богом. И способствовала накачиванию энергии назад по описанному выше процессу, от страха наказания к трепету, толкая народ обратно к Богу – через практику чистосердечного раскаяния (выжигание лжи), культивацию чувства вины и стыда, а также возвращение на пике к трепету, благоговейному страху, к взаимодействию с реальностью Бога. Тонкими вещами занимались уже монахи.

Вот что пишет Феофан Затворник о трепете: «Истинный страх, свойственный совершенным, умиляет. Он рождается по вкушении любви и пребывает в неразрывном союзе с нею, то освежая, то согревая дух наш. Он должен быть поставлен целию. К нему взойти и его укоренить навсегда в духе есть обязанность, ибо в нем только и есть истина стояния твари пред лицом Творца. Способ возбуждения и воспитания его в себе определяется его составом. Напрягись сознать свое ничтожество и величие Бога в одно время в углубленнейшем и отрешеннейшем состоянии духа. Делай это чаще, особенно утром, вечером, в полночь... Когда сие действие превратится в обычай, в духе вкоренится действие страха Божия, или непрерывный страх. Напротив, рассеянность, самомнение, богозабвение суть враги страха Божия. От них он погасает как огонь от воды и свеча от дуновения ветра».

Христианство веками успешно решало задачу качки и трансформации энергии, поддержания эмоционального напряжения в обществе, подкрепляя при этом Восходящий Поток Творения, канализируя и освящая стремление к Богу. С его фактическим крахом функцию повышения качки взяли на себя весьма грубые институты революций, геноцида, терроризма, гражданских и мировых войн, наркомании и безудержного потребления. Но даже этого для поддержания баланса уже не хватает.

Современный человек, утратив Страх Божий, успешно борется со страхом наказания, который утратил смысл и основу своего существования. Современный человек не должен страдать, теперь его бог – комфорт и безопасность. Чувство вины и стыда с помощью психотерапии и расширения культуры потребления успешно изживаются, а с ними и угрызения совести. Фридрих Ницше давно предрекал появление и окончательное господство миролюбивых, бессмысленно моргающих «последних людей», лишенных страданий, стыда и страха, риска и порывов, а заодно и энергии, что и обрекает этого человека стать последним.

Человек вот-вот будет, наконец, избавлен от проклятия страха, а с ним и от возможности исправления. Да и, в общем-то, от жизни – смысла поддерживать существование такого человечества, с точки зрения Вселенной, нет. Тайна страха при этом остается неразгаданной, а ведь именно она могла бы спасти человечество от окончательного перехода в финальную стадию «последних людей».

* * *

Для искателей, подходящих к необходимости сдачи воли Господу, вопрос страха перед Богом крайне актуален. Во-первых, есть страх утраты контроля ума, страх испытаний и жертв. Безусловно, отказаться от тщательно культивируемого столько лет контроля не просто. Мало ли, на какие испытания может тебя сподвигнуть Господь?! В той же Библии описаны вопиющие случаи подобного, начиная с жертвоприношения Авраамом своего единственного сына Исаака. Иными словами, это вопрос доверия и принятия самого Господа, как он есть.

Во-вторых, есть страх быть отвергнутым, оказаться негодным, стыд. Что, если ответом на искреннюю мольбу будет молчание? О чем оно скажет со всей беспощадностью правды? Это уже вопрос принятия себя, вопрос неизжитого комплекса неполноценности и болезненного недоверия к собственному предназначению.

Нетрудно заметить, что это все разновидности страха наказания. Изживается он просто – его полностью поглощает трепет, Страх Божий (когда и если он есть). Рядом с Господом не остается места сомнениям и сопротивлению, другим страхам, кроме благоговения. Достаточно бесстрашно допустить к себе Господа, чтобы само Присутствие Творца выжгло всю ложь, продуцируемую Эго.

Сразу оговоримся: Божественное Присутствие и Присутствие Творца – разные вещи, кардинально различающиеся по ощущениям. Первое мягко и равномерно разлито всюду, взаимодействие с ним сладкое и теплое, как возвращение к Матери. Второе: обжигающее и внезапное, взаимодействие с ним острое и опасное, как возвращение блудного сына к Отцу.

И еще одно, немаловажное: на самом деле, скорее, это Творца мы допускаем к себе, а не мы приходим к Нему – Бог и так всегда рядом, ближе, чем яремная вена; но мы закрылись от него и нам самим нужно открыться, а не Господа найти и открыть где-то далеко. Открыться – внутрь, самому себе, ведь закрылись мы не только от Бога, но и от самого себя, неразрывно связанного с Ним.

И тогда станет ясно, что Господь не карает, не судит, не наказывает. Все, что происходит, абсолютно закономерно, необходимо и естественно, и иначе быть не может. Включая «случайную» смерть. Мы сами выбираем все, что можно выбрать, все – не случайно, и нет оснований считать что-то неприемлемым. Зло производится человеком и для человека, его свободной волей. И некого винить, кроме себя, и это мы и делаем. Наше высшее «я» обвиняет и наказывает страхом низшее «я» за отступление от божьей воли, от Присутствия Творца в нашей жизни, за действия, исходящие только из эгоистических желаний. Рождая соответствующие чувства и эмоции – страх наказания и страдание. Страдание, жалость к себе – это чисто субъективные чувства, от которых можно и нужно отказаться, положившись на Господа. Открываясь внутрь, Господу, мы прежде всего открываемся своему Высшему «Я», открываем свое сознание, объединяем нашу сущность в единое непротиворечивое целое – непротиворечивое в себе самом и не противоречащее бытию, Господу и его миру. Мы перестаем судить – и себя, и окружающих, и самого Творца. Мы принимаем все.

Но это не значит, что нам – все равно. И радость, и боль, и даже гнев – остаются, очистившись от Эго. Ведь наши желания перестают нами управлять. Мы больше не служим желаниям, они – служат нам и Господу, сочетаясь с Божьей Волей, развивая и воплощая её в реальности пространства и времени. Эмоции очищаются, а вот страх изменяется до неузнаваемости, изменяется больше всего. От него остается только трепет.

* * *

Итак, пока существует наш привычный страх, страх наказания, сохраняется и возможность исправления, возвращение утраченного рая и Господа. Когда же эффективное подавление и избегание страха, принимающее все большие масштабы, достигнет критических величин, падение уровня качки и трансформации энергии, которые производит человечество, и утрата возможности эволюции самого человека не позволят человечеству дальше существовать в привычном нам виде. И предреченный Конец света неизбежно наступит.

Что же делать в этой ситуации мистикам в отношении к обществу, ко всему человечеству, выполняя свой долг служения? Пытаться культивировать, накачивать страх наказания в «пожилом», «перезрелом» повидавшем виды обществе бесполезно. Это общество ко всему быстро привыкает. Поезд ушел, фарш невозможно провернуть назад. Единственный способ спасти это общество – используя момент перехода от старого, бурного «испуганного» общества к обществу штиля, с «увядшим» страхом наказания, попытаться вытащить его на другую линию Судьбы, другой Узор, где господствует истинный, благоговейный страх – Трепет, который станет достоянием не только избранных, но и большинства людей.

Страх наказания концентрируется в пустоте Ума, трепет обитает в полноте Сердца. Именно люди Сердца должны перехватить знамя прогресса у людей Ума. Новая вера, сплетенная с искусством, и новое служение, сплетенное в сети, должны занять центральное место в обществе, занимаемое сейчас Наукой и Технологией, а также властной иерархией. На место экономики и труда в центр внимания людей уже вышел досуг и развлечения, пока в еще старой форме отдыха от работы. Но уже сейчас скорее работа становится придатком досуга, средством его обеспечения, нежели наоборот. Это создает впечатление упадка и разложения человечества, и это – правда. Но лишь до тех пор, пока не появятся по настоящему новые, мощные, высокие, трагедийные, осмысленные формы массовых искусства и религии, обрядов и празднований, игр и служения, которые оправдают перенос центра тяжести человека в новую сферу.

Именно СЛУЖЕНИЕ в эпоху постиндустриального господства сервиса и обслуживания, давно победивших торговлю и производство, должно стать в центр общественного внимания, быть основным донором утрачиваемого Смысла жизни. Должны появиться новые, высокие Цели и виды такого служения. Правда, для этого нужно сначала вернуть Бога в современное неверующее общество. Ибо кому еще можно Служить с большой буквы в этом мире? И кому еще в нем сейчас можно верить?

Конечно, те страны, которые достигли высот технологического господства в мире с помощью развитого культа страха наказания (католические и, особенно, протестантские), не смогут продуцировать новые образцы миропонимания. Вызов должны принять страны и народы менее рациональные и успешные, более эмоциональные и отчаянные, которым всегда было неуютно в Западном рациональном мире. Одним из таких народов, а, возможно, и самым важным, является русский.

Страх Божий должны почувствовать массы, для этого нужны соответствующие люди-ретрансляторы, а проще говоря – пророки, вестники и вожди. И если в Плане Господа подобный вариант развития событий есть – будут созданы и соответствующие условия для появления подобного рода посредников, переформатирующих нынешнее, никуда не годное, общество, во что-то совсем иное, где не комфорт, а страх и трепет, не свобода, а связь с Господом будут важнейшим признаком настоящей жизни, к которой стремятся все настоящие люди.

* * *

Не стоит думать, что эта ситуация совсем уж уникальна в истории человечества. Самый известный пример подобной попытки заменить утрачиваемый страх наказания трепетом и прямой связью с Богом произошел в античном мире под именем христианства. Этот проект назывался Новый завет. Вот что он нем говорил Иеремия задолго до Христа (Иер. 31. 31-34): «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, – не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат — брата и говорить: "познайте Господа", ибо все сами будут знать Меня, от малого до Большого, говорит Господь, потому что Я прощу беззакония их и грехов их уже не воспомяну более». «И страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня. И буду радоваться о них, благотворя им, и насажду их на земле сей твердо, от всего сердца Моего и от всей души Моей» (Иер.32:38–41)

Хотя этот проект разворачивался в еврейской среде, воспринят он оказался, в итоге, в основном в более эмоциональной, сердечной греческой, эллинистической цивилизации в рамках Римской империи (то есть, преимущественно, в её Восточной части, западная, латиноязычная, более рациональная часть, в итоге погибла). Адаптировал его для эллинов Павел, мистик увайси Школы Иисуса, а реализовывал – духовный орден первохристиан, ведомый духом его основателя Христа. То, что стало позже известной нам государственной религией, мощным социальным институтом, опирающимся на продуцирование страха наказания – результат естественной деградации и разложения первоначального учения в соответствующей социальной среде. Хотя эта религия блестяще выполняла свою задачу «связывания и удержания» многие века, проект Нового завета она завершила, оставив мистические окошки трепета для избранных в рамках монашества.

Новый проект на смену угасшему к этому моменту развернулся так же в семитской среде, но теперь арабов под именем «ислам», духовный орден «предающих себя» Богу, ведомый пророком Мухаммедом. В арабской среде он стал еще и военным орденом, совершившим поразительные завоевания, ключевым из которых стал захват Персии, с её разлагающимся зороастризмом. Он с трудом продержался до четвертого халифа, но миссию свою выполнил, став в итоге, как и христианство, мощнейшей мировой религией продуцирования страха наказания, оставив мистические окошки трепета для избранных в рамках суфизма. Ныне религия ислама реформируется в рамках ваххабизма для возрождения этой своей функции устрашения грешников, но уже в масштабах человечества, как еще один временный инструмент отдаления Конца света.

Сейчас человечество на пороге нового проекта и создания обеспечивающего его реализацию духовного ордена, ведомого пророками, в одной из «правополушарных» стран-цивилизаций: России, Индии, Иране или Латинской Америке. Однако старые религии, с их «ветхим заветом», этим проектам сильно мешают. В Индии основным препятствием этого проекта является индуизм, в Иране – шиитский ислам, в Латинской Америке – католичество. Только в России, пережившей и не изжившей тотальный атеизм, с разрушенной институциональной системой и ценностями, с новорожденным обществом, похожим на tabula rasa, ничего не мешает разворачиванию нового духовного проекта, кроме консервативного авторитаризма, который, впрочем, выполнил свою функцию очистительного «подмораживания» и готов отмереть. Преимуществом России является также неразрывная, хотя и противоречивая связь с Европой и западным белым человечеством, которая обеспечит стремительное и беспрепятственное духовное завоевание Запада новым учением, как только оно встанет на ноги в России. Что сделает его господство на планете неизбежным на необходимое для выживания человечества, по Плану Господа, время.