Международная суфийская школа «Духовные и Мистические Практики»

ПРЕДСТАВЛЯЕТ 

Суфийская школа «Восходящий Поток»

Автор: Руслан Жуковец

Искренность – это когда вы честны с самим собой, искренность начинается с себя. Если вы заняли позицию внутреннюю принятия своих сторон такими, какие они есть, понимаете? Ложь же идёт из неприятия. Почему мы лжём другим? Мы не хотим иметь последствий правды. Мы хотим скрыть какую-то часть своего истинного состояния или своих каких-то поступков, чтобы не иметь следствий этой правды, чтобы человек оставался к нам, в общем, чтобы ничего не менялось, скажем так.

Скрываем мы от себя какие-то свои вещи, не хотим их видеть, потому что мы тоже не хотим изменений своего состояния. Мы тоже боимся того, что если для нас откроется какая-то правда о себе, которую мы отрицаем, что она приведёт к тому, что мы не сможем себя воспринимать больше такими как прежде, в таком образе, к которому мы стремимся и соответственно для нас это будет большим ударом и тяжёлой переменой, нам будет трудно с этим жить. Только поэтому мы и пытаемся замазать, не смотрим, отрицаем какие-то части своих желаний и всего прочего. Но отрицание никогда не ведёт к победе, понимаете? Отрицание ведёт только к ухудшению ситуации.

Если вы можете принять себя, вы говорите: «Ну что есть, то есть, что увижу, то увижу, слава тебе Господи, это же всё моё». И когда вы с таким намерением входите, вы можете быть искренними с собой, вы можете перестать себя обманывать, вы можете говорить: «Я делаю что-то для своих близких не потому что я их прямо очень сильно люблю, а потому что я хочу, чтобы они в ответ делали что-то для меня, ну вот такой я человек, что же тут сделаешь, мне так удобнее».

Вы начинаете смотреть на свои эгоистические проявления, не оправдывая их высокими словами. Вот так развивается внутренняя искренность, искренность в отношении себя. В том, что вы перестаёте называть всякими красивыми словами свою реальную ситуацию. Вы не говорите: «Я не хочу говорить людям неприятных вещей, и поэтому я не выражаю гнев». Вы говорите: «Я не могу ни фига выразить гнев, даже если захочу. Я открываю рот, потом закрываю его и иду дальше страдать, вот и всё; и хотел бы матом всех покрыть и даже знаю все нужные слова, но нет энергии, не идёт энергия, она блокируется».

Понимаете? Одна позиция говорит, что я такой человек, что я не говорю плохого никому. Это ложь, потому что вы здесь создаёте себе иллюзию выбора. Или признать, что вы не можете выражать гнев, что у вас запрет на гнев. И тогда с этим что-то можно делать, сразу. Вы можете с этим что-то менять, у вас появляется выбор. Да, вы искренне признаёте, что у вас есть проблемы. Но что делать-то? Либо вы в этом будете жить и всегда будете ходить обиженным, понимаете. Потому что люди, которые не выражают гнев, они уходят в обиду, им куда-то надо девать это, они всё время обижены на всех. Либо вы учитесь тому, чтобы преодолеть этот запрет, избавиться от него.

Искренность начинается именно вот с этого: когда вы перестаёте обманывать себя, когда вы перестаёте свои проблемы замазывать, заглаживать, не считать это проблемами, а считать это особенностями своими уникальными и так далее и перестаёте соответственно обманывать других. Если вы можете признать это в себе, принять, то вам незачем уже прятать себя от других.

Без искренности вы не можете начать работать над собой. В принципе невозможно, если вы не готовы посмотреть искренне на свои ситуации, на свои импульсы, на своё состояние, если вы склонны самообманываться, если поддержание вашего внутреннего какого-то комфорта или какой-то степени, какого-то уровня комфорта для вас важнее, чем знание правды. И причём вы же её все равно знаете. Вы просто не хотите на неё смотреть, хотите её замазать, вы убеждаете себя, что ну, вот, не так и так далее.

Пока вы не примете эту правду, вам невозможно будет работать с собой. Знаете, сколько раз я наблюдал: люди всё понимают – разговариваешь с женщиной какой-нибудь, она находится в отношениях, как это часто бывает, с женатым мужчиной и боится их разорвать, и не может их длить, и вот висит в этом состоянии, и искренне посмотреть на то, что её держит не готова, например. Буквально с ней говоришь пять минут добрым голосом, и всё становится понятным и ей в том числе. Потому что, ну а чего тут, вот эта надежда.

Надежда – это же самообман всегда. Надежда – это способ отложить решение. Когда вы не готовы посмотреть прямо на ситуацию, вы оставляете себе, подвешиваете себе надежду, которая будет вам давать возможность отложить, не решать прямо сейчас этот вопрос для себя: ну вот, всё плохо, но я надеюсь, что, может быть, через некоторое время всё наладится. Ну само, ну почему нет, ну есть же надежда? Есть. А иначе надо что-то делать, вы поймите. Иначе же, а как? Да пусть, пусть и слава Богу. И пускай. И отлично, и хорошо делается сразу, потому что всё, ничего решать не надо, ничего делать не надо. Ну подождём, делать ничего не будем. Понимаете?

Надежда – это способ откладывать, всегда. Вы не хотите решать ситуацию, у вас нет сил, у вас нет желания, у вас нет чего-то, вы свой дискомфорт подвешиваете на надежду, которая даёт вам возможность отложить. В этом смысле, почему у нас надежда, как вы знаете, вписана в «Заповеди искателя»? Потому что она даёт вам способ ничего не делать, всегда. Она больше ни для чего не нужна.

А дальше вы переносите свою искренность на окружающих, дорогие друзья. И это самая крутая вещь, которую можно придумать в мире. Нет лучшего оружия в общении, чем искренность. Я сейчас говорю совершенно серьёзно. Потому что, когда вы искренне говорите человеку о своих чувствах, не важно о каких, злитесь ли вы, не хотите ли вы с ним общаться вообще, почему не хотите и так далее, что вам от него надо. Если вы искренне говорите, у человека нет вариантов, чтобы вам соврать. Это проверено, я этим много лет пользовался. В смысле, сначала это было орудием, приходилось это исследовать, а потом, ну просто так общаешься и всё. И у человека остаётся два варианта: либо искренне вам ответить – да, нет, – или рассказать о своих чувствах, о том, что он чувствует; либо уйти из разговора. Он должен выйти, он должен разорвать контакт. Когда вы начинаете искренне говорить, солгать вам в ответ не получится ни у кого. Да, уйти под любым предлогом, соскочить, если человек не хочет вам ответить также искренне, это да. Но соврать не получится, если вы разговариваете искренне, если вы подаёте вот эту искренность, это обезоруживает всегда. Когда вы виляете, оставляете сзади, так сказать, – два пишем, три в уме – здесь есть у человека возможность общаться точно также с вами. Если вы открываетесь, если вы говорите искренне, вариантов нет. Вот, что касается искренности.

И, конечно, если вы искренне молитесь, дорогие друзья, то ответ всегда будет: у Господа тоже нет возможности увильнуть в данном случае.

Поэтому искренность – это очень важная вещь.