Международная суфийская школа «Духовные и Мистические Практики»

ПРЕДСТАВЛЯЕТ 

Суфийская школа «Восходящий Поток»

Автор: Руслан Жуковец

Рецитация текста священного писания на языке этого писания и на языке искателя, есть разница?

Мы должны понимать две вещи, что если мы читаем по-арабски, то мы подсоединяемся к мощному исламскому эгрегору. Вопрос, что он нам может дать в рамках этого? Он нам может дать благодати немножко, по всей видимости, какое-то насыщение.

Если мы работаем с Именем на родном языке… Не забывайте, что арабский язык возведён в ранг священного, потому что на нём дан Коран. Еврейский возведён в ранг священного, потому что на нём был дан Талмуд. И только Библия ни во что не возведена, потому что она была на греческий переведена с израильского, и мы, так сказать, не готовы поддерживать Израиль в данном вопросе.

Почему его сделали священным, это понятно. Но именно суфии придумали… Понятно, что в Коране есть упоминания «поминайте Имя Моё» и так далее, которые взяты как обоснование практики зикра, которые суфии и взяли. Можно читать это, между прочим, по-всякому: «Помните Имя Моё», и «помните обо Мне», «поминайте Меня» – это необязательно, но к зикру это подходит, это взято как обоснование зикра.

А сам зикр работает по-настоящему тогда, когда мы работаем со смыслом Имени. Наше взаимодействие с Божественным Присутствием, если мы читаем тарабарщину: для нас это становится мантрой или магической формулой, мы просто должны её повторять, чтобы она оказала волшебное действие, нам не нужно понимание.

Но зикр – это осознанное взаимодействие с атрибутами Бога. И если человек не понимает языка, на котором он его читает или вынужден всё время переводить для себя, то есть он читает «Я-Вадуд» и он должен помнить «Любящий», и получается: «Я-Вадуд – Любящий, блин», и это не зикр уже, а это упражнение, как говорится, на разделение внимания. То есть здесь просто есть требования, следование традиции, есть качание исламского эгрегора, но в него качает и так сейчас очень много людей, слава Богу.

В том же, что касается взаимодействия с атрибутами Бога, надо читать на родном языке, нужно понимать, нужно смотреть на смысл и тогда это взаимодействие будет усиливаться, и тогда это будет реально происходить.

Тут какую цель мы преследуем. Если мы хотим остаться хорошими для всех остальных мусульман и всех остальных суфиев, которые читают по-арабски, мы должны читать по-арабски. Если мы хотим индивидуального взаимодействия и нам всё равно, что подумают все остальные мусульмане, потому что у них свой Путь, они понимают этот язык, они с ним взаимодействуют.

У нас, может быть, Путь тот же, но немножко условия другие. И Господь понимает все языки.