Международная суфийская школа «Духовные и Мистические Практики» 

ПРЕДСТАВЛЯЕТ 

Суфийская школа «Восходящий Поток»

Автор: Руслан Жуковец

Человек устроен очень интересно – внутренне; в том смысле, что для него былые заслуги, например, никогда не перевешивают текущего сиюминутного страдания.

Я видел очень много людей, которые добились внешнего успеха, например, но оставались несчастными при этом.

Есть, как вы знаете, – может быть слышали: последнее время было, – разного рода артисты, успешные: несколько человек покончило с собой.

Казалось бы: они добились всего, но при этом внутреннее их страдание было настолько актуальнее прошлых заслуг …; рана внутренняя, которая у них была в этот момент, оказывалась настолько сильной, что она перевешивала всё; весь их успех – всё это становилось ненужным.

Тут, конечно, одна сторона, что то, чего мы добиваемся – оно теряет для нас ценность. Это известная история. Но в то же время, эта вечная, большая актуальность текущего внутреннего состояния, текущего страдания по отношению ко всему остальному – это наша некая аксиома такая.

И я очень часто сталкиваюсь с тем, что люди, которые работают над собой в течение достаточно длительного времени, и делают, в общем, успехи в этой работе – они растут, они меняются, с ними что-то происходит. Но в момент обострения, в момент какого-то кризиса – они тут же забывают про всё, что с ними произошло хорошего. Это как бы всё становится несущественным; и начинают …. Всё их внимание приковывается к этому страданию, к этому обострению, к каким-то проявившимся изнутри вещам подавленным, и так далее – и всё остальное теряет смысл.

Всё остальное как бы становится бессмысленным, неважным, не имеющим значения – такова сила, таков результат отождествления с тем страданием, которое на данный момент актуально.

И именно страдание, по сути …. С одной стороны, страдание является двигателем, мотивацией для того, чтобы человек начал что-то в себе менять. С другой стороны, оно же – страдание – является препятствием к тому, чтобы человек что-то мог в себе изменить, потому что когда страдание …. Здесь дело в том, что люди не всегда видят связи; люди не всегда видят причины и следствия.

Например, страх совершить ошибку, который может человека давить: страх ошибиться на работе, страх совершить ошибку какую-то конкретную – он же в причину-то …. Страх – это следствие.

Страх – это не причина. Страх – следствие идеи о том, что эта работа очень важная, о том, что нельзя ошибаться на работе, о том, что совершить ошибку, ни дай Бог, на работе – это ужасно. Вот откуда идёт страх этого самого совершения ошибки. Страх, что задрожат руки внезапно или что-то сорвётся, и так далее. Поэтому если не работать с этой идеей, если важность придавать – то никогда от этого страха не избавиться, потому что он следствие этой идеи. Работать с этим страхом, его как бы … – с ним заниматься можно очень долго. Толку не будет, пока придаётся важность определённая своим действиям – и важность эта гипертрофированная. Можно действовать, совершенно не придавая огромной важности своему действию.

Эта важность идёт от обусловленности; эта важность идёт, ну как сказать: связана с теми идеями … – то, чем запрограммирован наш ум. А уже страдание начинает насыщать эго, потому что эго говорит – человек говорит сам себе: вот они не страдают; они делают эту же работу и совершенно им от этого ничего плохого не делается, а я страдаю, мне плохо.

И на этом фоне оно начинает поневоле укрепляться и углубляться – эго – куда тут денешься. Потому что, ну как же – вот это я же страдаю. В страдании эго растёт.

И если вы не посмотрите под другим углом на свои страдания – ВООБЩЕ НА ВСЕ: вот важность идеи, что мои дети должны быть хорошими, здоровыми – пожалуйста; другая идея: правильными – и тогда на детях начинает сосредотачиваться всё внимание, и страдания бесконечно из-за них появляются другие. И опять это даёт важность жизни, это даёт смысл жизни; конечно, и даёт насыщение внутреннее – но это же становится и препятствием: огромным, потому что страдание ….

Пока мы относимся к своим страданиям серьёзно: вот прямо – прямо вот с такой с тяжестью с внутренней, с внутренним пафосом каким-то; пока эго этими страданиями насыщается …. Я страдаю, – все говорят, – потому что я хороший человек; потому что я отношусь ответственно; я забочусь о детях; я стремлюсь хорошо работать. А все остальные – скоты; они не страдают, потому что они … – ну скоты потому что. Потому что они …, ну не так – они не так хороши: они не так хороши, как я.

Я-то хороший человек – я страдаю. Они не страдают, потому что … – ну сами понимаете, кто они.

От этого отношения к своим страданиям зависит очень многое в том, насколько вы можете от них избавиться.

Если вы относитесь к своим страданиям как к правильным – то вы не избавитесь от них никогда, потому что вы сами даёте им добро всё время. Вы даёте … – вы их одобряете, эти страдания; вы одобряете их причину; вы одобряете их, так сказать, действия; вы страдаете от их результата, вы мучаетесь; вы хотели бы убрать результат, но оставить идею, оставить своё правильное отношение, так называемое, но – это невозможно.

Тут, желание следовать идее, желание тому, чтобы всё было правильно, вызывает автоматический страх того, что это не произойдёт – страх, что всё пойдёт по-другому. И страдания, которые все, так сказать …; гнев там будет с этим желанием, как обычно, – вся эта схема будет одинакова.

Поэтому, если вы хотите всерьёз изменить свою ситуацию; если вы хотите испытать состояние отличное по качеству: когда вы ни к чему не привязаны; когда вы не … – вас не трогают всякие случающиеся постоянные вещи; когда вы от одной мысли о том, что сейчас что-то произойдёт, не впадаете в панику – если вы хотите прийти к такому ровному состоянию: до некоторой степени свободному, спокойному – к освобождению некому – то вам нужно изменить отношение к своим страданиям, к тем, которые ваши излюбленные страдания, которыми вы всё время страдаете.

Если вы не поймёте, что вы сами их поддерживаете, сами их разрешаете, – эти страдания, – им всё время проявляться, за них до некоторой степени держитесь – вы от них никогда не избавитесь. Что бы вы ни делали – вы будете работать всё время со следствиями; вы не будете трогать причину: некое своё убеждение, некую свою позицию, некую свою идею.

Если вы до этого не дойдёте, если вы не войдёте в свой ум, из которого это всё течёт, достаточно глубоко, то страдание …. Вы будете работать с гневом, вы будете работать со страхом, вы будете работать с печалью – и они будут всё время. Вы будете часть из них … – от них избавляться – другая часть будет нарастать; через некоторое время всё будет возвращаться на исходную позицию.

Менять надо глубже, менять надо в уме, менять надо там, где лежит программа, там, где лежит обусловленность – откуда это всё течёт уже потом вниз. Это всё течёт в эмоции, потом это течёт в тело, потом вы начинаете болеть и так далее, и так далее на этом фоне.

Но первый шаг к тому, чтобы поменялась ситуация – это изменить отношение к страданию вообще к своему: перестать ему потакать; перестать говорить, что я не могу ничего изменить, потому что – это же вот так, а всё остальное – неправильно.

Если вы сможете посмотреть под другим углом на ситуацию; если вы сможете понять, что от вас мало что зависит; и что ваша тревога не улучшает работу вашу, а ухудшает: вы вносите тяжесть в неё с этим страхом и со всем остальным; вы вносите энергию, которую вы несёте – хотите вы этого или нет. Вы её вносите – вы её вносите в общение с людьми; вы её вносите в то, что вы делаете. Эта энергия, она – вот она; если вы ей пропитаны: страхом, или гневом, или печалью – она будет во всём, что вы делаете; не можете этого изменить.

Сейчас вы уже это понимаете, сейчас вы это уже можете чувствовать – это состояние.

И если вы свободны внутри, если вы ничем, так сказать, не придавлены, то в ваших действиях будет лёгкость; другая будет совершенно энергия и другие результаты, которые совершенно …. Наличие идеи, озабоченности огромной, тревоги не гарантирует вам никакого хорошего результата – оно гарантирует вам страдания, и всё.

Но, если вы зацепились: в вашем уме зацепилось, что если вы не беспокоитесь о деле, то оно и не будет правильно сделано – то тут у вас уже магия начинается; что без этого …; ритуалы начинаются: надо обязательно побояться, чтобы потом всё было хорошо. Так очень многие живут люди.

Вопрос такой: если, – не имеет значения, сколько у человека работ: одна или пять, – даже если у него вот одна работа, но отношение вот такое: переживает – то всё равно будут всегда страдания?

Страдания будут, безусловно. Вот этот страх ошибки; всё время вот это накручивание, что сейчас что-нибудь случится; всё время ожидание бесконечное чего-то плохого; страх, что я вот не выдержу, что я … что я сломаюсь; или я что-нибудь сломаю, и так далее – это очень распространено на самом деле.

В конце концов невроз и психоз.

В конце концов – да. В конце концов, разные виды компенсации потом начинаются, и так далее. И в конце концов человек начинает себя плохо чувствовать; разные формы расстройств у него возникают: у кого больше в теле, у кого больше в психике – тут по-разному.

В любом случае начинать надо с изменения отношения: если вы сможете посмотреть …. Ещё раз вам говорю – это главная мысль того, что я хочу сказать сейчас: если вы сможете посмотреть на свои страдания под другим углом, перестав придавать им значимость – вы сможете с ними работать и от них избавиться.

Ничего не изменится во внешней жизни: ничего не провалится, никто не умрёт, и так далее. Вам будет легче – будет легче тем, кто вокруг вас. Всегда так было.

Чем хуже вам, тем хуже делается всем остальным – вы это прекрасно знаете. Когда у человека плохое настроение, состояние – вы не можете от этого никуда деться: вам это передаётся или вы это передаёте, хотите вы этого или не хотите.

И продвижение внутрь, пока вы со своими страданиями тесно так связаны, – вы на них сконцентрированы, вы своё внимание туда …, поневоле вы …, против вашей воли оно всё время туда идёт, – вы не можете пройти внутрь, вы не можете оторваться.

Для того, чтобы уйти, надо разотождествиться. Конечно же здесь, для того, чтобы сделать это, для того, чтобы освободиться от страданий – нужна осознанность. Вы должны, некий уровень осознанности … – чтобы вы увидели из какой идеи это течёт, из какой вашей установки в уме это всё вытекает – и уже потом увидеть следствие; а, чтобы это увидеть, надо разотождествиться.

Когда вы всё время отождествлены, когда вы всё время в этом страдании …. Оно может быть настолько привычным, понимаете, что оно … – кажется, что это вы и есть, что это вообще ваше содержание основной жизни. Может так казаться – но это неправда.

И когда вы сможете разотождествиться и посмотреть: на свой ум, на вот эту идею, на какие-то реакции оттуда выходящие, на своё ОТНОШЕНИЕ.

Именно отношение делает важными ваши страдания.

Для всех остальных – они, как вы знаете: наплевать и забыть. Любой на них смотрит, – на вас, когда вы страдаете, – и говорит: ну Господи, – идёт и думает, – я пойду пострадаю по своему вопросу лучше, чем на это смотреть.

Для вас именно вот эту важность, которую вы вносите, именно ОТНОШЕНИЕ: гиперважное – оно заставляет …; оно … – чем более важной кажется вам идея, тем вы больше из-за неё страдаете. Понимаете, если вам кажется … – ну, тут я уж не буду приводить примеры: много раз и приводил, и писал про это.

Чем сильнее вы привязаны к любой идее, тем больше страданий вызывает – вот всё, что ей не соответствует; вот любое несоответствие.

И вы выходите из страдания …. То есть, чтобы увидеть эту идею, из-за которой вы страдаете, – какую-то, идею, установку – не важно, – вам нужно осознать её, вам нужно увидеть её, вам нужно посмотреть: просто, непредвзято посмотреть на свои страдания.

А уходите вы …. То есть разрешается вся эта ситуация …. Понятно, что там вы всё равно сталкиваетесь с желанием и будете работать с желанием вот того, чтобы всё соответствовало вашей идее. А выходите вы через принятие.

Вот вы принимаете, что может быть вот так и вот так, что ситуация может развиваться не так, как вам хотелось бы; вы принимаете, что мир таков, что вы такие, что может случиться всякое, что может быть ошибка: может быть ошибка – что тут такого; исправляются ошибки многие – ничего страшного.

И когда вы это принимаете – вы расслабляетесь и страдать становится не из-за чего.

Страдание – оно всегда от несоответствия. Страдание всегда от того, что вы хотели бы, чтобы было: чтобы чего-то не случилось или что-то случилось бы наоборот, так как вам хотелось – страдания только от этого.

И выходите вы в результате через принятие; и когда вы принимаете – всё меняется.

Вот внешнее, казалось бы, внешний мир начинает …. Я не склонен, например, поддерживать идею, что наше отношение к миру делает мир таким – это не совсем правильно.

Но тем не менее, когда вы … – всё начинает идти легче. Вы начинаете в другой энергии жить, с другой энергией действовать – ситуация меняется таинственным образом.

Вот так.

У меня вопрос ещё: работа со страданием – она доступна любому человеку или только тому, кто осознал своё страдание и готов с ним работать? Ведь в основной массе …

Без осознания, конечно же, невозможно работать со страданием, потому … – а как от него отлепиться? Всё внимание – оно прилепляется; оно – все внимание – концентрируется на проблеме: вот на том, из-за чего человек страдает. И отлепить его без практик осознанности невозможно практически – это очень …. То есть, это может быть, конечно, некий шок случиться с человеком какое-то сильное событие, которое …; внешнее что-то происходит, что человека вдруг …, он – у него такой сильный шок от этого, что он пробуждается фактически: он начинает видеть вещи иначе. Но это случается редко.

Как правило, нужны собственные усилия именно в осознании.